Главная

previous arrow
next arrow
Slider

Информационные революции

Разумеется, тем более не подтвердилось ни одно предсказание «чего-нибудь новенького» — когда футурологи, уверенные в дальнейшем революционном развитии технологии, пытались угадать некий очередной ее качественный скачок. Качественных скачков более не случилось ни одного. «Искусственный организм» (не путайте с банальным клоном) и «передача энергии по радио»; «управление гравитацией» и «освоение дна моря»; «прорыв в строительстве жилья» и «контроль погоды» — мимо, мимо, мимо. Настолько мимо, что мы и ни на йоту не приблизились ко всему этому по сравнению с 1960 годом. А ведь, тогда это была не беллетристика, а вполне серьезное прогнозирование! И только в одном-единственном месте все пророки дружно попали в цель. Одна-единственная группа прогнозов сбылась. Угадали? Разумеется, угадали, тяжело было бы ошибиться, ведь за последнюю четверть века действительно не произошло более ничего, кроме информационной революции. «Персональное радио» и «всемирная библиотека», «компьютерный телефон» и «голо видеоконференции» — термины звучат несколько странновато, но практически полностью охватывают все кажущееся «многообразие» нашей пресловутой «информационной революции» в век стремительно развивающихся технологий. Кларк даже высказывал опасения, что «это уничтожит большинство личных контактов» (знакомо?). Правда, конечно же, один прокол маститые фантасты и футурологи все же допустили: ну ни словом не обмолвились они о компьютерных играх! Действительно, безобразие: обойти молчанием главный символ светлого будущего. Ах, простите: еще Хайнлайн предсказал сексуальную революцию; а в 1950-м предсказал падение коммунистических режимов, но в 1980-м взял это предсказание обратно. Тут-то они возьми и рухни. Впрочем, все это к теме научно-технической революция отношения не имеет.

Так почему же именно в «информатике и электронике» был достигнут единственный за 30-40 лет «прогресс», совершен «скачок и рывок»? Да потому что именно это «прогрессом» по-настоящему не является. Информационные технологии крутятся сами в себе и раскручивают сами себя. Железное быстродействие ради более мощного ПО, которое требует еще более быстрого железа. Если это «развитие», тогда бурное размножение палочек Коха в чашке Петри — тоже развитие. Компьютеризация, программное обеспечение в лучшем случае никак не влияет на остальные главные аспекты жизни общества и на темпы развития, а в наиболее вероятном случае — влияет отрицательно, парализуя интерес к реальному миру, несмотря на стремительное развитие информационных технологий. Что? Небывалый расцвет наук по случаю внедрения компьютерного моделирования? Да бросьте. Любая математическая модель ценна лишь тогда, когда безошибочно соотносится с моделируемым явлением. Главное в любой науке — создать адекватную модель, а не быстренько просчитать первую попавшуюся. И самой трудоемкой проблемой любой науки является именно создание модели, а уж здесь компьютер не помощник. Вообще, компьютеризация и всеобщая информатика привели к удивительному результату. Впервые «массовый потребитель» (лицо привилегированное, конечная инстанция, судья любому «прогрессу») позволил низвести себя до состояния «пользователя», да еще и радуется этому факту. Впервые за 150 лет критерием прогресса и технологичности перестали быть удобство, простота и надежность, а стали крутизна, сложность и неотложность. Что же; любое слово со временем меняет смысл. Таковы законы эволюции языка. Но только тогда давайте так и условимся, что ваш «прогресс» ничего общего не имеет с устаревшим и закончившимся. А что касается 2050 года, наверняка наши внуки будут жить внутри сплошь компьютеризированного обиталища со сплошными сенсорами, виртуальной реальностью и прочими распределенными интерфейсами, которые нам трудно вообразить, но которые будут использоваться для учебы, работы, отдыха и развлечений, а также во всей технике. Только после кислотного дождя промокшую проводку будет укоротить; и за окном будет висеть в люльке с процессором маляр с кистью; и ездить ваш внук будет на самонаводящемся, но вполне бензиновом авто по разбитому асфальту; и дантист, обсчитав компьютерную модель его кариесной челюсти, всего за три недели спроектирует новые пластиковые зубы; и даже если в каждой вещи, от банки пива до ботинка, будет микросхема — новых вещей не прибавится, а старые станут опаснее.